воскресенье, 13 января 2013 г.

Метод. подсказки

Прикасаясь сердцем к подвигу…:
Стихи о Сталинградской битве
Дорогие  коллеги!
Приближается очень важная знаменательная  дата – 70-летие разгрома немецко-фашистских войск под Сталинградом. Её будут широко отмечать в нашей области. И это закономерно: два главных патриотических праздника  существует  для жителей Волгоградской  области – 2 февраля и 9 Мая – День победы в Сталинградской битве и всероссийский  День Победы  в  Великой  Отечественной войне. 
Я предлагаю вам подборку стихов, посвященных Сталинградской битве. Она включает в себя стихи местных авторов, а именно: ветеранов войны, Вооруженных Сил, труда, учащихся школ, лицеев, вузов.
Но прежде, чем перейти к ней, позвольте мне познакомить вас, дорогие друзья, с сюрпризом  от блога «Роза ветров. Север» (ведущие: Медведь-краевед и Полярная Сова, Наталья Семенова и Марина Орешко). Они прислали нам стихи мурманского поэта и фронтовика Евгения Александровича Бородина - "На Мамаевом кургане" и "У стен Сталинграда". 
Несколько слов об авторе:
Из его автобиографии - "О СЕБЕ»
"Родился я на Орловщине, в небольшой деревеньке Бородинке, которая раскинулась на левом берегу красавицы Сосны - притоке Дона. Отец мой не больно был привязан к земле, поэтому всю свою многодетную семью десятилетиями развозил по матушке-России. Так что в юные годы мне случилось повидать и Подмосковье, и Донбасс, и десятки самых разных городов и весей.
Стихи начал составлять рано, слушая складные рассказы матери о чудесных странах-окиянах.
В 1941 году закончил школу и добровольцем ушел на фронт. Между боями кропал стишата, грозные и порой какие-то неловкие, неумелые. После войны поменял много разных профессий и, наконец, в Орле прибился к газетенке "Путь Ильича". Затем - Москва, учеба. По распределению прибыл на Кавказ, где работал в молодежке "Комсомолец Дагестана".    
В 1957 году меня направили в Мурманск открывать газету "Комсомолец Заполярья". А четыре года спустя принял отдел в областной партийной газете "Полярная правда". Последние годы работал на предприятиях рыбной промышленности города. И, конечно, писал и прозу, и стихи. Многие из них печатались в областных газетах и журналах. Словом, ритмы и рифмы настолько овладели мной, что без них мне и до сих пор не спится, не лежится».

Стихи Е. А. Бородина:
У СТЕН СТАЛИНГРАДА
Память пронесла через года –
высшая солдатская награда! –
кровь закатов…
Волжская вода
в огненном дыханье
Сталинграда…
У воды нам не было воды.
В черных взрывах
таяли рассветы.
Небывалого сраженья дым
прожигали
алые ракеты.
Плавится железный батальон.
Хриплое – «держись!»
разносят ветры.
Не солдат в бинтах,
а «белый стон»
в контратаке
отбивает 
метры.
Метры искореженной земли –
и пускай враги –
свинцовым валом, -
метры,
кровью схваченной 
золы, что своею жизнью
прикрывал он.
Здесь оплачен смертью 
каждый шаг,
в эпицентре фронтового ада... 
Здесь рождала 
русская душа 
Славу
и Бессмертье 
Сталинграда.
Источник: Бородин, Е. А. У стен Сталинграда // Бородин, Е. А. От сердца к сердцу : стихи разных лет. – Мурманск, 2000.  – С. 142 – 143. 

НА МАМАЕВОМ КУРГАНЕ
"Назад — ни шагу!" — по войскам приказ.
А танки Гота движутся лавиной...
И утра мутный, воспаленный глаз
мир разделяет на две половины.
С востока — свет, а с запада — броня
до горизонта Землю обхватила.
И каждый ствол нацелен на меня
Громами  затаенного  тротила.
Курган  ветрами стылыми  продут.
В бомбежках страшных не сгибает спину.
И я уверен: немцы не пройдут
через его кровоточащие  морщины.
Зарос в осколках, как солдат седой.
Он повидал и Стеньку, и Мамая.
И вот возник над волжскою водой,
коричневые полчища  ломая.
В солдатских душах мужество и страх
спеклись в атаках в монолитный камень.
Не зря сержант сказал: "Да мы в своих степях
фашистов — просто голыми руками!"
Высотку  с воем "топчут"  "мессера".
А по окопам — хлещут огнеметы.
Но где-то зарождается — "Ур-ра-а!"
Штыки примкнула  матушка-пехота.
По танкам — батарейный ураган...
"Максим" звереет,  зная себе цену.
И я ловлю орущего врага 
на стынь  заиндевелого  прицела.
Я выстрела не слышу своего. 
В мозгу сверлит: "Опять перестарался!" 
И снова вижу... Только не его: 
в короткой вспышке бугорок от ранца.
"Пантер" нарушен неоглядный ряд.
Гремучий воздух  из металла соткан. 
Дивизион "катюш"  прямой наводкой — 
огонь — в огонь!  Чудовища горят... 
С кургана  солнце  новый день ронял.
Дымились стали крупповской останки
Бледнела  в страхе черная броня.
И  с ревом  отворачивали  танки.
1943
Источник: Бородин, Е. А. На Мамаевом кургане // Бородин, Е. А. От сердца к сердцу : стихи разных лет. – Мурманск, 2000.   – С. 139 – 141. 
Искренняя признательность и благодарность друзьям-блогерам с далекого Севера за возможность прочитать стихи поэта-фронтовика, участника Сталинградской битвы Евгения Александровича  Бородина.

Теперь я представляю вам стихи  авторов – жителей нашей области. Все они были напечатаны в поэтическом сборнике «Люблю Отчизну я…», который был составлен по итогам Лермонтовского конкурса военно-патриотической поэзии,  проводившегося на региональном уровне Волгоградским областным комитетом ветеранов войны и военной службы совместно с областными комитетами образования и культуры. На конкурс поступило  более 700 стихотворений почти от 500 авторов. Их география охватывает почти всю Волгоградскую область.
«Люблю Отчизну я…»: сборник стихов участников Лермонтовского конкурса военно-патриотической поэзии / сост. Е.В. Иванникова, А.А. Невара. – Волгоград: Издатель, 2007. – 192 с.

АЛЕКСЕЙ  ИЛЬИН (участник ВОв, 3-е место в номинации «Ветераны ВОв»)
СТАЛИНГРАД
Сталинград, Сталинград! Ты для многих 
Стал навек легендарной судьбой. 
И они без приказов сверхстрогих 
Боль и гнев разделили с тобой. 
Поборов в себе липкий страх смерти, 
Шли солдаты на подвиг веков. 
И в кровавой войны круговерти 
Не срамили трехгранных штыков... 
Не спектаклем была твоя битва, 
Где сплошные победы, ура, —
Были в ней во спасенье молитвы
И проклятий невольных пора.
Были трусость и факты измены —
Эти спутники каждой войны,
Были случаи гадкого плена...
Но взгляни-ка с другой стороны:
Главным было в бойцах чувство долга!
Чести, мужества — не занимать!
Да к тому же великая Волга
Позади всех стояла, как мать.
Хоть казалась она бессловесной,
Но был слышен ее тяжкий вздох.
Каждый в смертном бою повсеместно
Защищал ее как только мог!
И никто о триумфе не мыслил:
Лишь одно на уме: «устоять!».
Но не всякого я бы причислил
К тем, кто это способен понять.
Ведь сегодня нередко мы слышим,
Что солдат, дескать, гнали, как скот...
Вот вопрос: «Почему силы свыше 
Не заткнут этой мерзости рот?!» 
Это все для седых ветеранов, 
Как пощечина, в спину удар, 
Для их душ тяжелейшая рана... 
Но ведь этот прием очень стар: 
Оболгать, осквернить тех, кто выжил,
А подлее того, тех, кто мертв...
Да, советский солдат, ты унижен,
Но, как в битве той, будь же ты тверд!
Город мой Сталинград! Ты не сломлен
Ни тогда, в дни осад, ни теперь!
Ты о славе своей всем напомни
И в свою непреклонность поверь!

Евгений Талалин (участник ВОв)
ПОСЛЕДНИЙ  ПОДВИГ
Освобождая с боем Сталинград,
Бойцы руины проверяли,
Разыскивали вражеских солдат
И в плен сдаваться предлагали.
В разбитом доме увидав подвал, 
Полуразрушенный снарядом, 
Красноармеец громко закричал: 
«Эй! Хенде хох! Сдавайтесь, гады!»
Вдруг детский плач послышался в ответ: 
«Здесь только я с моим братишкой, 
В подвале никаких фашистов нет».
Девчонка вылезла с парнишкой.
Ступеньки одолев с большим трудом, 
В фуфайки драные одеты, 
Стояли, сгорбившись, перед бойцом 
Два бледных маленьких скелета.
«А где родители?» — спросил солдат. 
Девчушка плача отвечала: 
«На фронте папа наш и старший брат, 
А мама вышла и пропала.
Мы голодаем. Нет у нас еды. 
А выходить боимся. Страшно! 
Вчера соседи принесли воды, 
А хлеба нет у них. Ужасно!»
Задерживаться здесь солдат не мог: 
Вновь автоматы затрещали. 
Отдал он молча свой сухой паек 
И, приказав сидеть в подвале,
Добавил: «Вечером вернусь я к вам, 
Тогда и выйдете наружу... —
Прикрыв детей, согнулся пополам: 
— Я не смогу принесть вам ужин...»

АЛЕКСАНДР УРАЗОВ (участник ВОв, 2-е место в номинации «Ветераны ВОв»)
СО ВСЕМИ ВМЕСТЕ
Да,  это вы спасли меня от смерти, а я убил того, 
кто целил в вас.  М. Луконин
Не закрывал я телом амбразуры, 
Не лез под танк со связкою гранат. 
Но шел со всеми вместе я под пули, 
Со всеми отстоял я Сталинград.
Со всеми вместе я зверел в атаках, 
Когда вокруг кипел кровавый бой. 
Со всеми вместе я горел на танках, 
Шел в тыл врага под стон передовой.
Я мог бы, как другие, быть убитым, 
В болотах, реках, море утонуть. 
И, как другие, редко был я сытым. 
И ночь не каждую на фронте мог уснуть.
Под летним солнцем я сгорал в окопах 
И до мозга костей я мерз зимой. 
Я ехал, шел и полз по всей Европе, 
С немногими вернулся я домой.
Не привелось сгореть мне, как ракете, 
Передовую фронта осветить. 
Но разве не геройство — мне ответьте — 
Четыре года на прицеле быть?!
Седую голову со всеми я склоняю 
У Вечного огня героев рядовых. 
На камень обелисковый слезу роняю 
И всех, кто рядом шел, я вспоминаю, 
Друзей погибших, раненых, живых.

Владимир  Фадин  (участник ВОв)
ГЕРОЯМ СТАЛИНГРАДА
Никто не забыт и ничто не забыто... 
Здесь Родиной каждому был Сталинград! 
Вставали  бесстрашно бойцы на защиту 
Приволжского края, не зная преград.
Железный бил ветер в лицо им из мрака, 
Но знали солдаты: ни шагу назад! 
И жив Сталинград! Он отбил все атаки, 
В легендах прославленный город-солдат!
От Волги до Эльбы лесами, полями 
Солдаты России шли только вперед!
Бессмертны герои, и в честь их отваги 
Победные песни слагает народ!
И вырос, как в сказке, на Волге широкой 
Из пепла, развалин и встал на века 
Любимый наш город!.. У волн синеоких 
Зеленым ковром расцвели берега.
Никто не забыт и ничто не забыто.
Года пролетают, но помним о тех,
Кто в битвах бесстрашно вставал на защиту
Своих городов, сел, просторов и рек!

Владимир  Фадин  (участник ВОв)
МЕДАЛЬ «ЗА ОБОРОНУ СТАЛИНГРАДА»
Солдат на Волге город отстоял,
Бой отгремел, где смерть шагала рядом...
Ему вручил на поле генерал
Медаль «За оборону Сталинграда».
В огне сражений шел он на Берлин, 
И грудь его украсили награды. 
Повсюду с ним была средь пуль и мин 
Медаль «За оборону Сталинграда».
Вернулся сын с победой в отчий дом, 
Живой солдат — и мать-старушка рада!.. 
Как память сохранил о битвах он 
Медаль «За оборону Сталинграда».
Прошли года — ведь время так летит! 
Седых волос не сосчитать уж в прядях, 
Но в День Победы золотом горит 
Медаль «За оборону Сталинграда»!

Юрий  Михайленко 
(1-е место в номинации «Ветераны Вооруженных сил)
ДОРОГА В БЕССМЕРТЬЕ
Всё, что мы защищали,  и вам защищать. 
Всё,  что мы завещали,  и вам завещать, 
Потому,  что свобода не знает цены. 
Вы о нас,  сыновья,  забывать не должны.
                                  Р. Гамзатов
На Мамаевом копоть и смрад, 
Весь Мамаев в траншеях и дотах, 
Визг осколков и стоны солдат, 
И грохочут, трещат пулемёты. 
Самолёты заходят в «пике», 
Оглушая пронзительным звоном. 
И с гранатой в замёрзшей руке 
Застываю средь минных воронок.

Мы в атаку идём! 
Мы бежим, мы ползём,
Мы встаём и ложимся всей ротой! 
Мы вжимаемся в камень, 
Вгрызаемся в лёд!
На секунды, минуты — а будто бы год 
Под смертельным огнём пулемётов 
Мы в атаку идём!

Прижимаюсь щекою к земле, —
Помоги мне, земля!
Прижимаюсь всем сердцем к земле, —
Помоги мне, земля, сохрани!
Очень хочется жить!
Помоги нам, родная земля.
Дай нам силы дойти,
Дай нам только туда доползти,
До фашистских окопов добраться!
Вьюга, дым и огонь!
Мы в атаку идём!
Сохрани нас, земля,
Нам ведь только по двадцать.

Мы в атаку идём,
Мы уходим во тьму
Этой страшной земной круговерти.
Умирая от ран, задыхаясь в дыму,
Мы  идём,
Мы уходим в бессмертье...

На Мамаевом шелест берёз, 
К пьедесталу ступени крутые. 
На Мамаевом Озеро слёз 
И великая Слава России!

Юрий  Михайленко 
(1-е место в номинации «Ветераны Вооруженных сил)
ПРОЛОГ
                                     К юбилею Сталинградской битвы
Я листаю свой старый забытый дневник, 
Ворошу потихоньку усталую память. 
И опять каждым нервом своим, каждый миг 
Я держу рубежи с боевыми друзьями.

И в разрывах и вспышках сигнальных огней 
Я иду по следам нашем доблестной Славы. 
Я листаю дневник этих пламенных дней. 
И опять вспоминаю свою переправу.

Груды камня, сполохи, и дым, и пожар, 
Уцелевшая чудом скульптурная группа — 
Все смешалось в мозгу, словно дикий кошмар: 
Бревна, доски, прибитые к берегу трупы.

Страшный грохот сплошной орудийной стрельбы, 
Стоны раненых, крики несчастных: «спасите!», 
Пулеметный огонь, водяные столбы 
И бесстрашно снующий по Волге «Гаситель».

Помню я, как какой-то чумазый солдат 
На извозе крутом переправы паромной 
Говорил новичкам, как горел Сталинград, 
И багром поправлял опаленные бревна.

Снова в памяти скрежет паромных цепей, 
Черный снег, покрывающий город сожженный. 
А оттуда, из недр, из заволжских степей 
Все идут и идут в Сталинград батальоны.

Помню я, как сейчас, привокзальный фонтан, 
Нашу Волгу и берег, и левый и правый, 
Весь в морщинах траншейных Мамаев курган, 
Символ нашей грядущей Победы и Славы.

Катер, севший на мель, завалившийся в крен 
Средь обломков разбитой моей переправы. 
И колонны фашистов, сдающихся в плен, — 
Справедливый итог этой битвы кровавой.

Но я помню сквозь годы, сквозь грохот и дым 
Все, что нам довелось увидать и отведать, — 
Был и страх, были боль и тоска по родным, 
Но сомнения не было в нашей победе.

И когда замерзали в сырых блиндажах, 
И когда мы друзей хоронили погибших, 
Вместе с болью Надежду хранили в сердцах 
И от Веры мы были сильнее и выше.

И сейчас нам дороже любой из наград 
В сердце стук, как от быстрого долгого бега, 
Радость всюду: в глазах победивших солдат 
И в проталинках первых февральского снега...

Мы с кургана взираем на волжскую даль, 
На бетонную твердь и ступеньки крутые. 
Снова скорбный огонь будит в душах печаль 
И тревогу за судьбы Великой России.

Нам войною дано за Россию болеть, 
И пускай размывается память годами, 
Будет вечно Огонь на кургане гореть: 
Всем погибшим за Родину — вечная память.

Я листаю опять сталинградский дневник, 
Я иду по следам пашей доблестной Славы, 
И опять, как тогда, каждый час, каждый миг 
Держим мы рубежи на крутой переправе.

Мы потомкам своим через множество лет 
Завещаем хранить, как святую молитву, 
Как великий пролог всех грядущих побед 
Память огненных дней — Сталинградскую битву.

Юрий  Михайленко 
(1-е место в номинации «Ветераны Вооруженных сил)
ВЕТЕРАНЫ СТАЛИНГРАДСКОЙ БИТВЫ
Нет жёстче зла,  страдания больней, — 
Каких смертей в войну мы не видали! 
Но мы всем сердцем и всего сильней 
Любили жизнь —   и этим побеждали... 
Н. Рыбаков. Опалённые войной
Давно закончилась война,
И кровь не льётся на курганах.
Но давит в уши тишина 
И беспокоит ветеранов.

Седой сержант преклонных лет 
Рукой поглаживает знамя 
И вспоминает — как в момент, 
Проходит жизнь перед глазами.

«Я помню каждый миг и час, 
Когда мы насмерть здесь стояли. 
И сотни, тысячи из нас 
За город жизнь свою отдали.

Как злобой дикою к врагу 
Мы пробуждали боль и ярость, 
На правом волжском берегу 
За нашу Родину сражаясь.

Здесь жизнь и смерть глаза в глаза 
Стояли двести суток кряду 
И ветки тополей срезал 
Безумный вихрь свинцовым градом.

Солдаты падали на снег,
И рдел под ними снег, как пламя,
И Волга замедляла бег,
О мёртвых сохраняя память.

И тихо расползался дым
Над волжской скорбною волною,
И умирал я молодым
Во славу города-героя.

Но верил я в свою звезду 
И всё считал и дни, и ночи. 
А всё гремело, как в аду. 
И до сих пор в ушах грохочет».

Ползут слезинки по щекам, 
Блестят глубокие морщины. 
И пьют наркомовских сто грамм 
По старой памяти мужчины.

Виктор Соколов (ветеран Вооруженных сил)
СТАЛИНГРАД В ОГНЕ
В тот день летели бомбовозы 
На мирный город Сталинград, 
Неся нам смерть, страданья, слезы. 
И бомбы сыпались как град.

Пожар в кварталах разгорался, 
В огне корежило металл, 
В руины город превращался, 
Осколков шквал людей сражал.

Шли вражьи танки, словно стая, 
За строем строй, за рядом ряд. 
Но при подходе танки встали. 
Огнем их встретил Сталинград.

И был тот бой жестоким, долгим, 
Казалось, нету больше сил 
Держать плацдарм у самой Волги... 
А бой все шел, бойцов косил.

Бойцы рвались в атаки смело, 
Их смерть как будто не брала, 
К бесстрашным подойти не смела, 
Их жизнь сильней ее была...

Так разгоралась битва века, 
Тяжелый, страшный, смертный бой — 
За наш народ, за человека, 
За Родину, за нас с тобой!

И город пережил все беды, 
И победил наш Сталинград. 
Он проложил пути к Победе, 
Он повернул войну назад.

... Стоит над Волгой величаво, 
Одетый, будто на парад, 
Герой войны, достойный Славы, 
Родной наш город ВОЛГОГРАД!

Виктор Соколов (ветеран Вооруженных сил)
ДЕТИ  ВОЕННОГО   СТАЛИНГРАДА
Помним мы детство, счастливое детство, 
Помним красивый родной Сталинград. 
Волга плескалась совсем по соседству,
Днями любили на пей пропадать.
Помним и грозные дни Сталинграда. 
В грохоте бомб и объятый огнем, 
Город в дыму был подобием ада, 
Будто он страшным привиделся сном.
Дети лишились и крова, и хлеба — 
Это про тех, кто остался в живых, 
Бомбы все падали, сыпались с неба, 
Дети не знали, какая для них.
Домом для нас лишь развалины были, 
Рядом рвались за снарядом снаряд, 
Рядом с солдатами нас хоронили... 
Мы твои дети, родной Сталинград.
Гордость Победы наш город старинный, 
Ты возродился, спаленный огнем. 
Мы свое сердце и труд свой посильный,
Город любимый, тебе отдаем.

ОЛЬГА ЕПИФАНОВА  (ветеран  труда)
СЕДОЙ СОЛДАТ
—Седой солдат в шинели старой
И с орденами на груди,
Скажи, как было в Сталинграде,
Когда шли в городе бои?

Вздохнул солдат, перекрестился, 
Но заблестели вдруг глаза, 
А по щеке уже катилась 
Его горючая слеза.

—На твой вопрос как мне ответить?
Была суровая пора,
Давай помянем с тобой вместе 
Ребят из нашего двора.

Друг мой Серёга пал зимою, 
И  Николай тогда же пал, 
Давай помянем мы и Толю — 
В тот год он без вести пропал.

Горело всё: вода и камни, 
Весь Сталинград огнём пылал, 
А были мы простые парни, 
Но враг тут «копья обломал».

—Седой солдат в шипели старой
И с орденами на груди,
Не плачь, мой друг, не плачь, не надо, 
Ведь ты в той битве победил.

ГАЛИНА ОРЕШКИНА  (2-е место в номинации «Ветераны  труда»)
ВЕТЕРАНАМ
     Воинам 87-й и 35-й сд, принявшим первый удар 23 августа  1942 года
Когда к россошинской  высотке 
Колонна танков прорвалась, 
Отец мой был тогда подростком 
И я еще не родилась.

Я не могу себе представить 
Ни танков лязг, ни бомбы вой. 
Но я прошу вас всех оставить 
Воспоминанья, как шел бой.

Не только тот, что был описан 
И на войне легендой стал. 
А каждый бой, далекий, близкий, 
На месть бойцов который звал.

Вы не волнуйтесь, я запомню 
И внукам нашим передам. 
Ваш сказ о том, кто стал героем, 
Кто жизнь свою за нас отдал.

ГАЛИНА ОРЕШКИНА  (2-е место в номинации «Ветераны  труда»)
Я УБИТ ПОД РОССОШКОЙ
Я убит под Россошкой, но не помню сейчас, 
Под Большой или Малой  это было в тот раз. 
Грохот дальних разрывов.  Близко море огня.                   
Танки справа и слева   обступают меня.                 
Я — сержант, помкомвзвода  по учету потерь.                  
Обо мне, об убитом,   кто доложит теперь?                   
Я держался всех дольше.   Пулемет не смолкал.                  
Друг за другом погибли   все, которых я знал.                 
Я убит. Разве честно? Немцев много, а нас —                       
До войны (вспомним детство)  не набрался б и класс!                      
Мы не все научились даже бороды брить.                       
А теперь нас, убитых,  кто же будет любить?                      
Я убит. Только б наши   поскорее пришли.                   
И суровую правду   до родных донесли.                     
Чтоб не ждали напрасно  много дней и ночей.                       
Чтобы стало всем ясно, что теперь я ничей.                        
Заслоняя Россию   мы полками легли. –                       
И поротно, повзводно  мы беду отвели.                        
Я убит под Россошкой,  все равно под какой,                          
Под Большой или Малой   я засыпан землей.                       
И никто не приедет,  и никто не придет.                      
Видно, та похоронка  все никак не дойдет.

ЮЛИЯ СУХОРУКОВА  (3-е место в номинации «Ветераны  труда»)
КОТЁЛ
Представить жутко: в дом миролюбивый 
врываются, взрывая тихий быт, 
жестокий, беспощадный и глумливый 
солдат-бандит, а с ним страна-бандит.

Они наш дом сутюжили до Волги, 
весь обратив в пылающий костёр, 
но здесь их душ смердящие осколки 
попали в уготованный котёл.

Не знаю слов тяжёлых, словно бомбы, 
клеймящих, словно на вратах мазут, 
способных запечатать в катакомбы 
бандитских стран захватнический зуд.

И нынче, в мир вонзая метастазы, 
надеясь на расчётный перелом, 
вокруг России воздымая базы, 
враг нам грозит невиданным котлом.

Нас испытанья ожидают снова, 
но помним мы, от знания светлы, 
что повергали мы врага любого 
в родном краю от озера Чудского 
до Сталинграда в лютые котлы.

НИКОЛАЙ ШЕВЧЕНКО  (ветеран  труда)
НАЧАЛО ВСЕХ ПОБЕД
Здесь шли бои куда страшнее ада. 
Весь город был пожарами объят, 
В руинах и окопах Сталинграда 
Стояли насмерть маршал и солдат.

От взрывов бомб, дрожа, земля гудела, 
Над городом завесой стлался дым. 
На водной глади Волги нефть горела, 
Вздымаясь кверху заревом седым!

«Назад ни шагу!» — так себе сказали, 
И страх и смерть в боях презреть смогли 
Защитники-герои. Клятву дали: 
«Теперь для нас за Волгой нет земли!»

И верность этой клятве сохраняя, 
С тех пор не отступал солдат назад. 
Здесь крепла наша мощь и сила боевая. 
Началом всех побед стал Сталинград.

ДМИТРИЙ ИВАНОВ  
(1 место в номинации «Учащиеся  школ, лицеев и вузов»)
10-й кл., х. Нагольный, Котельниковский р-н
ЛИЦО ВОЙНЫ
Война — не шутка, не забава, 
А вонь, и грязь, и боль, и мат. 
Война слепа, груба, корява, 
И так ужасен её взгляд.
Война — оставленные хаты, 
Война — голодные тылы, 
Привалы, битвы, медсанбаты, 
Где кровью залиты полы.
Война — сожженные селенья, 
Сухой паек, кошмары снов. 
Их видит часто поколенье
Двадцатилетних пацанов.
Война — распоротое небо 
Зрачком ночных прожекторов, 
И черные колосья хлеба, 
И разоренный отчий кров.
Война — не детская забава, 
Не быль про красных Мальчишей; 
Война — предательство, и слава, 
И блиндажи, где царство вшей.
Война — простреленное знамя, 
Но на поверженный рейхстаг 
Оно взойдет, горя, как пламя, 
Как назидание в веках!

АЛЕКСАНДР ПОНОМАРЕВ
11-й кл., шк. №  12, г. Камышин
А Я ЖИВУ
Они лежали и смотрели в небо
Глазами, удивленными до слез:
«Как так случилось? Был я или не был?
И неужели нет меня всерьез?»
Здесь кто-то не успел прочесть молитву,
А кто-то даже не успел вздохнуть,
Как будто остро точенную бритву
Воткнул до основанья прямо в грудь.
Землей от взрыва влажной и кровавой
Присыпано холодное лицо,
А в гимнастерке, за подкладкой, справа,
Лежит домой родное письмецо.
И в месиво растерзанные ноги
Лежат неподалеку от него.
А он глядит, глядит с тоской глубокой,
Ему уже не надо ничего.
А тот в свою шинель уткнулся носом.
Наверно, страшно было пареньку,
Наверно, вспоминал жнивье с покосом,
Как хлеб с душой ворочал на току.
А нынче спит солдатик в грязи жидкой,
Ему уж не проснуться до весны,
Не заскрипеть родимою калиткой...
Пусть спит и видит сладостные сны.
И это тоже было человеком,
А стало скользким скопищем костей...
О, сколько их, поруганных от века,
Из городов, районов, областей.
И я не знаю: быль то или небыль? —
Там дождь уж много лет растит траву.
Но вижу я, хоть никогда там не был,
Они лежат... А я за них живу...

АНАСТАСИЯ СМИРНОВА
10-й кл., Октябрьский лицей, Калачевский р-н
СТАЛИНГРАД
Город, что стал на века легендарным, 
Как Карфаген, Вавилон или Троя. 
Город, сковавший в горниле угарном 
Мужество воина, доблесть героя.

В гуле, в дыму, окровавленный, в саже, 
Веривший в близость победного дня. 
Ставший могилою полчищам вражьим, 
Крепость из стали, сердец и огня.

В молниях адовых жалость ослепла, 
Зори немолчных боёв зацвели,  
Город, как Феникс, вставший из пепла 
Символом вечности русской земли.

Сутки смешались, запутались даты... 
Враг был на флангах, в тылу, впереди. 
Молча под танки бросались солдаты, 
Связки гранат прижимая к груди.

Гусениц кольца змеиные рвались, 
Воздух свинцовой хлестал коловертью. 
Мёртвые тоже в атаку вставали 
И, победив, уходили в бессмертье.

Не уступили ни пяди, ни шагу, 
В краткой судьбе не познавшие многого, 
Грозной лавиной дошли до рейхстага. 
И разгромили фашистское логово.

Сталинградское небо 23 августа 1942 года
23 августа 1942 г. В этот день было совершено более 2000 самолето-вылетов противника. Только после полуночи атаки фашистской авиации прекратились. В этот день погибло более 40 тысяч мирных жителей. Город превратился в огромный костер. За всю войну воздушные налеты такой силы не повторялись ни, разу... Сталинграда попросту не стало. Утром еще был город, а вечером исчез город. 
(В.С. Пикуль "Барбаросса")
Сталинградское небо,
Синь над степью просторной.
Почернело от гнева,
Враг добрался до Волги.

Август сорок второго,
И воскресное утро.
Солнце в окнах роддома,
Дарит лучик кому-то.

Просыпается город,
Где-то дремлет немножко.
Мир спокойный расколот,
Страшной вестью – бомбежка.

На дома черной тенью,
Самолеты нависли.
В перекрестье мишенью,
Стали детские лица.

И земля задрожала,
И расплавился камень.
Как трава под кинжалом,
Разрушаются зданья.

Утром был мирный город,
А к закату руины.
Клубы, госпиталь, школы,
Черным пеплом накрыло.

Черный веер над Волгой,
И над волнами пламя.
И разлитая бомбой,
Нефть пошла к переправе.

Взрывы, звуки моторов,
Воздух режут со свистом.
И на бреющем, с ревом,
Вся расстреляна пристань.

Словно черная стая,
Скрыла свет над домами.
Так две тысячи за день,
Самолетов с крестами.

Люди, помните это,
Двадцать третье – август.
Сталинградское небо,
До земли раскалялось.

23 августа 2007 года
Источник 
Полезные ссылки

2 комментария:

  1. Книга про архитектуру Сталинграда:
    http://www.stalingrad1.ru/book/ans

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Сергей Петрович, благодарю за интересную ссылку и за внимание к блогу. С наступающими праздниками Вас, добра и мира, радости и благополучия, всего самого доброго!

      Удалить

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...