пятница, 27 июня 2014 г.

К 100-летию Первой Мировой

Поэзия Первой Мировой войны: Арсений Несмелов
Дорогие друзья!
В этом году в России и во всем мире будет отмечаться столетие со дня начала Первой мировой войны. В мире её называли Великой, в России – Второй Отечественной. В Советском Союзе её презрительно обозвали «империалистической» и говорили о ней преимущественно в негативных тонах. Не лучше к ней относились и в эмиграции, где эту войну считали причиной всех бед, обрушившихся на Россию. Прошло сто лет, рухнул советский режим, но и в сегодняшней России миллионы погибших за своё Отечество в этой войне преданы забвению. В России практически нет памятников, посвящённых этому событию, уничтожаются места захоронений погибших русских воинов, книги памяти издаются только усилиями энтузиастов. Однако наше беспамятство не отменяет ни героизма русских солдат и офицеров, ни исторической значимости той войны.
Кроме всего прочего, Первая мировая война стала первым глобальным событием, тщательно освящённым со всех сторон не только в документах и мемуарах, но и во всей мировой литературе. Тысячи писателей и поэтов всех воюющих стран оставили нам бесценное наследство. К сожалению, в послереволюционной России не вышло ни
одной антологии поэзии или прозы, посвящённой Первой мировой войне. Более того, многие произведения, в том числе имеющие безусловную литературную ценность, напечатанные в годы войны, с тех пор ни разу не публиковались. Из огромнейшего корпуса поэзии времен Первой мировой современный читатель в лучшем случае знает стихи Гумилёва да «Стихи о России» Блока. Хочется надеяться, что подобные антологии накануне или после юбилея всё-таки появятся.
Сегодня предлагаю вашему вниманию военное творчество удивительного поэта, ровесника и современника Анны Ахматовой (они родились в один месяц и год,  6 июня 2014 года ему исполнилось 125 лет со дня рождения). Это Арсений НЕСМЕЛОВ (настоящая фамилия - Арсений Иванович Митропольский; 1889—1945).
Настоящий офицер Царской армии, участник  Первой Мировой войны, поручик 11-го Фанагорийского генералиссимуса князя Суворова, Его Императорского Высочества Великого Князя Димитрия Павловича гренадёрского полка. Человек с трагической судьбой и  ярким литературным талантом. Его поэзию высоко ценили Борис Пастернак, Марина Цветаева, Николай Асеев, Леонид Мартынов, Сергей Марков и др.
Арсений НЕСМЕЛОВ (наст. фамилия – Митропольский) родился в Москве 8 (20)  июня 1889 года в семье надворного советника, секретаря Московского окружного военно-медицинского управления И.А. Митропольского. Обучался во 2-м Московском кадетском корпусе, откуда перевёлся в Нижегородский Аракчеевский, который окончил в 1908 году. Стихи Арсений Митропольский писал с детства, и отец, и старший брат были литераторами. Первые стихи были опубликованы в журнале «Нива» в 1911-1912 гг. Почти сразу после объявления войны, 22 июля по ст. стилю, прапорщик Митропольский был мобилизован в составе 9-й роты 11-го гренадерского Фанагорийского полка, 27 августа полк 
В окопах Первой Мировой
был отправлен на фронт.  Всю войну провел в окопах, не считая времени, когда после ранения отлёживался в Москве, в госпитале. Именно тогда, в 1915 году, под фамилией Митропольский тиражом три тысячи экземпляров вышла его первая тоненькая книжка «Военные странички». В ней были собраны военные очерки и пять стихотворений на фронтовые темы. Вскоре автору пришлось вернуться на фронт: он получил должность начальника охраны (полицейской роты) штаба двадцать пятого корпуса. 
Приказом от 1 апреля 1917 года Митропольский, награждённый четырьмя орденами (два ордена св. Станислава III степени, один – II степени, орден св. Анны III степени с мечами и бантом), был отчислен из армии в резерв, приехал в Москву и больше на фронт не вернулся. В октябре – ноябре 1917-го года принимал участие в восстании юнкеров, что определило всю его дальнейшую судьбу. 
После поражения восстания оказался в армии Колчака в Омске. Участвовал в Ледяном походе. Отступая вместе с Белой армией, в начале весны 1920 года оказался во Владивостоке, где занялся журналистикой и литературной деятельностью. Здесь в  1921 году вышел первый сборник «Стихи» под псевдонимом Арсений Несмелов, взятом в память о погибшем друге. В это время была создана независимая Дальневосточная республика.  
После поражения её и установления советской власти на Дальнем Востоке он жил во Владивостоке под надзором ОГПУ без права выезда; в 1924 году, вовремя узнав о готовившихся новой властью расправах над бывшими белогвардейцами, бежал из Владивостока вместе с тремя друзьями. В мае 1924 года через глухую тайгу, через советско-китайскую границу и кишевшие бандитами гаоляновые джунгли четыре беглеца чудом сумели добраться до Харбина — главного дальневосточного центра Русской Эмиграции, где А. Несмелов жил  до 1945 года. 
Будучи последовательным врагом большевиков, Несмелов вступил в Российскую фашистскую партию, под псевдонимом Николай Дозоров выпустил 2 книги партийных стихов, особой ценности не представляющих. Кроме того, был штатным сотрудником японской военной миссии в Маньчжурии. В стихотворении «Потомку» сделал попытку объяснить свой выбор. В эмиграции поэтический талант Несмелова вспыхнул с особенной силой; он стал одним из лучших русских дальневосточных поэтов, «Бояном русского Харбина», как прозвали его в эмигрантских литературных кругах. Его произведения печатали не только в изданиях русской эмиграции в Китае, но и в Европе. 
Сыплет небо щебетом
     Невидимок-птах,
Корабли на небе том
     В белых парусах.

Важные, огромные,
     Легкие, как дым, —
Тянут днища темные
     Над лицом моим.

Плавно, без усилия,
     Шествует в лазурь
Белая флотилия
     Отгремевших бурь.
После вступления советских войск в Харбин в августе 1945 г. был арестован и вывезен в СССР; умер 6 декабря (по др. данным – в сентябре) того же года в пересыльной тюрьме в Гродекове (ныне пос. Пограничный). При жизни автора под псевдонимом Арсений Несмелов вышло 6 сборников стихов, 3 поэмы и сборник военных рассказов. 
Помимо стихов Несмелова о Первой мировой, сохранились также главы из неоконченной поэмы «Тысяча девятьсот четырнадцатый». Наиболее полно творчество Несмелова представлено в вышедшем в 2006 году во Владивостоке в издательстве «Рубеж» 2-томном собрании сочинений.
Арсений Несмелов (Митропольский)
(1889—1945)
СТИХИ ИЗ КНИГИ «ВОЕННЫЕ СТРАНИЧКИ» (1915 г.)
ТАМ
Где гремели пушки
И рвались шрапнели –
Оставались дети.
…Прятались в подушки,
Забивались в щели…
Маленького Яна –
Голубые глазки –
Не забыла рота,
Раз от «чемодана»
Загорелась хата…
Звонко крикнул кто-то…
Нам не жаль солдата:
Павший с крошкой рядом,
Не глядел он в небо
Удивлённым взглядом –
Знал, что жизнь – копейка!..
Худенькая шейка,
Яростная рана…
Маленького Яна,
Голубые глазки –
Навсегда не стало…

НАД ПОЛЕМ
Тихий ветер шепчет над полями…
Двухтомник. Владивосток. 2006 г.
Он унёс, развеял звуки боя…
Звёзды светят синими огнями,
Ночь полна не здешнего покоя…

Позабыв тревоги боевые,
Позабыв о грустном и опасном, –
Спят солдаты… Только часовые
Сонно бродят в сумраке безгласном.

Ночь пойдёт неслышно… Незаметно
Улетит с мечтами и покоем,
И рассвет, сырой и неприветный,
Над полями грянет новым боем…

Но теперь так ласково и нежно
Веет ветер, веет полусонный…
– Спите, братья, спите безмятежно,
Отдыхайте сердцем истомлённым!..

Сзади вас, в покинутых селеньях,
Ваши сестры, матери и жены
Видят вас в молитвах и виденьях,
Чутким сердцем слышат ваши стоны…

АВСТРИЕЦ
У него почернело лицо.
Он в телеге лежит недвижимо,
Наша часть, проходившая мимо,
Вкруг бедняги столпилась в кольцо.

Мой товарищ, безусый юнец,
Предлагает ему папиросы…
И по-польски на наши вопросы
Шепчет раненый: «Близок конец…»

И на робкие наши слова,
Улыбаясь бессильно и бледно,
Шепчет медленно он: «Вшистко едно…»
И ползет возле губ синева.

Каждый знает, что рана в живот –
Это смерть… «Я умру через сутки»…
Лейтенант утешеньям и шутке
Не поверит уже, не поймёт…

Слышен выстрелов дальний раскат…
Наши лица угрюмы и строги…
Мы проходим по грязной дороге,
Не надеясь вернуться назад.
Новая Александрия

***
Скоро утро. Над люнетом
Неподвижный часовой,
Он печальным силуэтом
Онемел, как неживой.

И, неверно озарённый
Светом робкого костра,
Весь окоп уединённый
Чутко дремлет до утра.

Офицер в землянке тёмной
Над письмом склонил лицо, –
На руке мерцает скромно
Обручальное кольцо…

Утомлённо спят солдаты, –
Ружьях в козлах – точно сноп.
И, глубоким сном объятый,
Недвижим и тих окоп.

Близко утро. Грянул где-то
Первый выстрел, близок бой…
Шевельнулься у люнета
Неподвижный часовой…

В ПОХОД
Эх! тяжела солдатская винтовка,
Московское издание
И режет плечи ранец и мешок…
Дорога грязна и идти неловко,
Ведь к ней нужна привычка и сноровка,
И за аршин считай её вершок…

Неважно, брат, коль нет с собою трубки,
А с ней – пустяк: запалишь – всё пройдёт…
Нам из Москвы прислали полукрупки,
Да вот спасибо им за полушубки,
А то земля в окопах – чистый лёд.

Идём давно… костры блестят из мрака,
И слышен говор тысячи людей…
Недалеко, должно быть, до бивака…
Вот в темноте залаяла собака
И где-то близко – ржанье лошадей.

Обед давно готов в походной кухне,
И кашевар не скупо делит щи…
«Ей, землячок, смотри, брат, не распухни!..»
А утром – бой. Угрюмо пушка ухнет,
И смерть откроет черные клещи…

СТИХИ из ПОСЛЕВОЕННЫХ СБОРНИКОВ
ПАМЯТЬ
Тревожат память городов
Полузабытые названья:
Пржемышль, Казимерж, Развадов,
Бои на Висле и на Сане...

Не там ли, с сумкой полевой
С еще не выгоревшим блеском,
Бродил я, юный и живой,
По пахотам и перелескам?

И отзвук в сердце не умолк
Тех дней, когда с отвагой дерзкой
Одиннадцатый гренадерский
Шел в бой Фанагорийский полк! –

И я кричал и цепи вёл
В просторах грозных, беспредельных,
А далеко белел костёл,
Весь в круглых облачках шрапнельных...

И после дымный был бивак,
Костры пожарищами тлели,
И сон, отдохновенья мрак,
Души касался еле-еле.

И сколько раз, томясь без сна,
Я думал, скрытый тяжкой мглою,
Что ты, последняя война,
Грозой промчишься над землёю.

Отгромыхает краткий гром,
Чтоб никогда не рявкать больше,
И небо в блеске голубом
Над горестной почиет Польшей.

Не уцелеем только мы, –
Раздавит первых взрыв великий!..
И утвердительно из тьмы
Мигали пушечные блики.

Предчувствия и разум наш,
Догадки ваши вздорней сплетни:
Живёт же этот карандаш
В руке пятидесятилетней!

Я не под маленьким холмом,
Где на кресте исчезло имя,
И более ужасный гром
Уже хохочет над другими!

Скрежещет гусеничный ход
Тяжелой танковой колонны,
И глушит, как и в давний год,
И возглас мужества, и стоны!

27 АВГУСТА 1914 ГОДА 
Медная, лихая музыка играла,
Свеян трубачами, женский плач умолк.
С воинской платформы Брестского вокзала
Провожают в Польшу Фанагорийский полк!

Офицеры стройны, ушки на макушке,
Гренадеры ладны, точно юнкера...
Классные вагоны, красные теплушки,
Машущие руки, громкое ура.

Дрогнули вагоны, лязгают цепями,
Ринулся на запад первый эшелон.
Желтые погоны, суворовское знамя,
В предвкушеньи славы каждое чело!

Улетели, скрылись. Точечкой мелькает,
Исчезает, гаснет красный огонек...
Ах, душа пустая, ах, тоска какая,
Возвратишься ль снова, дорогой дружок!

Над Москвой печальной ночь легла сурово,
Над Москвой усталой сон и тишина.
Комкают подушки завтрашние вдовы,
Голосом покорным говорят: «Война!»

НОВОБРАНЕЦ
(Стихотворение написано в 1919 году)
Сборник: Гумилев, Несмелов, Савин
Широк мундир английского солдата,
Коробят грудь нескладные ремни...
Старик-отец, крестьянин бородатый,
Сказал, крестясь: "Господь тебя храни!"

Мальчишка хлиб, а пули жалят больно
(Сам воевал и знает в этом толк).
- Прощайся, мать, наплакалась... Довольно.
И шапку снял, нахмурился и смолк.

Ушли. Один. Когда-то ночь настанет,
Когда-то смолкнут звуки голосов,
И сладкий сон усталого заманит
В родную глушь, в родимый гул лесов.

Неделя-две тоски, борьбы и ломки,
А там, глядишь, коль все идет на лад,
И грудь вперед, и шаг, и голос громкий,
И этот смелый и спокойный взгляд.

Любовь и труд! В подростке - спрятан воин,
В тебе ж - его ваятель, командир!
Уж мальчуган оружия достоин,
И как к нему идет теперь мундир!

Оторванный от жизни полусонной,
Он стал нервней, душа его - как воск...
Характер ли создать определенный,
Иль навести один ненужный лоск, -

Ты можешь все. Твори стране солдата,
Единой верою скрепляя все сердца, -
И будь для них, чем был уже когда-то:
Начальником, вмещающим отца.

О чуде, произошедшем в Первую мировую войну, стихотворение очевидца, поручика 11-го Фанагорийского полка, Арсения Несмелова 
Суворовское знамя
Отступать! – и замолчали пушки,
барабанщик-пулемётчик смолк.
За черту пылавшей деревушки
отступил Фанагорийский полк.

В это утро перебило лучших
офицеров. Командир сражён.
И совсем молоденький поручик
наш, четвёртый, принял батальон.

А при батальоне было знамя, 
и молил поручик в грозный час,
чтобы Небо сжалилось над нами,
чтобы Бог святыню нашу спас.

Но уж слева дрогнули и справа, -
враг наваливался, как медведь,
и защите знамени со славой
оставалось только умереть.

И тогда, - клянусь, немало взоров
тот навек запечатлело миг! –
сам генералиссимус Суворов
у седого знамени возник.

Был он худ, был с пудреной косицей,
со звездою был его мундир. 
Крикнул он: «За мной, фанагорийцы!
С Богом, батальонный командир!»

И обжёг приказ его, как лава,
все сердца: святая тень зовёт!
Мчались слева, подбегали справа,
чтоб, столкнувшись, броситься вперёд!

Ярости удара штыкового 
враг не снёс; мы ураганно шли,
только командира молодого 
мёртвым мы в деревню принесли…

И у гроба – это вспомнит каждый
летописец жизни полковой,-
сам Суворов плакал: ночью дважды.
Часовые видели его.

У поэта есть замечательные лирические стихи, вот одно из них:
АННЕ
"За вечера в подвижнической схиме,
За тишину, прильнувшую к крыльцу..,
За чистоту. За ласковое имя,
За вытканное пальцами твоими
Прикосновенье к моему лицу.
За скупость слов. За клятвенную тяжесть
Их, поднимаемых с глубин души.
За щедрость глаз, которые как чаши,
Как нежность подносящие ковши.
За слабость рук. За мужество. За мнимость
Неотвратимостей отвергнутых.
И за Неповторяемую неповторимость
Игры без декламаторства и грима
С финалом, вдохновенным, как гроза".
Хочется, чтобы творчество талантливого поэта Белого Движения, участника Первой Мировой войны Арсения Несмелова не было бы забыто, а нашло своих почитателей и поклонников.

Кстати, в репертуар Валерия Леонтьева входят две песни композитора Владимира Евзерова на стихи Арсения Несмелова: «Каждый хочет любить» («Песня года 1999») и «Волчья страсть» («Песня года 2002»).

6 комментариев:

  1. Людмила, очень интересно! Прочитала с удовольствием! Только вот у меня вопрос - а разве первая мировая - это не первая отечественная? Вторая отечественная - это 1941-45 гг ВОВ. Или я чего - то не знаю?.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Ирина, всё правильно, Первая Отечественная - это 1812 год, первая всероссийская большая война, которая объединила всех русских людей и вызвала большой подъем патриотизма в обществе. Потом - Великая Отечественная, а про Первую мировую - все забывают, вообще её еще называют "Великая и Забытая война". А ведь столько русских людей погибло, столько подвигов совершили! А у нас пробел в истории - очень мало и однобоко написано об этой войне. Может быть, к 100-летию это восполнят... Хотя вот уже скоро и юбилей - 1 августа, как я понимаю.А тишина...
      Ирина, спасибо за комментарий, за то, что нашли время заглянуть в блог.

      Удалить
  2. А я забыла - 1812 год! . Прошу прощение.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Ирина, не просите, многие не знают про это. Сейчас только-только начинаются публикации в СМИ о Первой Мировой. Недавно в "Комсомолке" была большая статья о первом женском "батальоне смерти" Марии Бочкаревой. Сейчас даже фильм об этом снимают.
      Ириночка, хороших Вам выходных и всего самого доброго! Спасибо за Ваше неравнодушие!

      Удалить
  3. да, мне как библиотекарю, стыдно было это забыть. Просто коммент писала уже почти под утро, не сразу сообразила. Конечно, мы должны помнить все даты, такой важности. И детям рассказывать, чтобы знали. Это наша история. пусть пафосно звучит, но я например, благодарю свою бабушку, которой обязана тем, что это она научила меня не быть равнодушной ко всему, что происходит и ценить все, и плохое( потому что плохой опыт - тоже опыт) и хорошее.О ВОВ я знаю и в том числе по ее рассказам. И времени Сталина - тоже многое по ее рассказам - по рассказу простого человека, который прожил уже жизнь, а все - равно считает, что даже "стены слушают". да, не простая жизнь у них была в то время, но они остались чистыми и не предавшими историю своей страны. Спасибо за пожелания! Приглашаю поучаствовать Вас и ваших ПЧ в акции "Образы России" Подробности http://bibliomir83.blogspot.ru/2014/06/blog-post_27.html#links.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Ирина, идея Акции очень интересная и актуальная (в свете последних событий). Уточнение: если я русская, то можно только пословицы и цитаты русского народа? Хотя у нас в Волгоградской области есть и казаки. Можно также цитаты и о Волгоградской области, её культуре? Еще идею могу Вам подкинуть: после завершения Акции всё обобщить и издать сборник по её итогам и материалам. Так сохранится труд читателей и библиотекарей. Постараемся обязательно поучаствовать в Вашей акции. Я думаю, что поддерживающие Вас блогеры и коллеги должны сделать перепост Вашей информации об Акции, тогда больше людей о ней узнают. Сейчас, правда, время отпусков начинается, но можно в сентябре еще раз напомнить об Акции. Удачи Вам и всего самого доброго, Ирина!

      Удалить

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...